партнёры

Опасное для ребенка поведение. О злоупотреблении правом родителей

Судебная практика последних лет свидетельствует о новой тенденции в делах о лишении родительских прав, когда родитель, с которым определено место жительство ребенка, в связи с отказом другого родителя исполнить решение суда и передать ребенка ему на воспитание, обращается в суд с иском о лишении его родительских прав для достижения ранее поставленной цели – совместного проживания с ребенком[1]. И хотя Верховный Суд РФ до сих пор не дал оценку подобным прецедентам, тем не менее согласно опросу, проведенному среди адвокатов в 2018 г.[2], 89% адвокатов согласились с утверждением, что если родитель злостно не исполняет решение суда о воспитании ребенка, его нужно как минимум ограничивать, а то и лишать родительских прав, что говорит об актуальности таких споров.

Анализ судебной практики по рассмотрению соответствующих дел позволяет сделать вывод о том, что для применения судом ст. 69 СК РФ адвокату следует доказать, что злостное неисполнение ранее вынесенного решения суда о месте жительства ребенка, во-первых, свидетельствует о действиях родителя в противоречии с интересами ребенка, определенными вступившим в законную силу решением суда, вынесенным исходя из них, а во-вторых, наносит вред его здоровью, т.е. является опасным для ребенка, и представляет собой ничто иное как злоупотребление родительскими правами.

Вместе с тем в практике судов до сих пор не сложилось единой правоприменительной позиции по вопросу, что считать злоупотреблением родительскими правами. Так, например, многие адвокаты связывают чинение препятствий в общении с ребенком одним родителем другому и сокрытие его места нахождения с родительским «усмотрением», т.е.  принятием конкретных (ситуативных) решений в отношении ребенка в жизненной ситуации, связанной с осуществлением родительских прав. Другие классифицируют формы злоупотребления правом на неумышленные и умышленные, понимая под умышленным злоупотреблением осуществление права с целью причинить вред другому лицу, а под неумышленным –  отсутствие такой цели[3]. Некоторые и вовсе утверждают, что помимо неправомерного существует правомерное злоупотребление родительскими правами, когда родители, осуществляя свои права, не нарушают юридических запретов, но все же причиняют собственным детям зло[4]. Трудно согласиться с приведенными точками зрения, так как само понятие «злоупотребление»[5] всегда является актом, отражающим направленную волю субъекта права, т.е. предполагающим наличие умысла.

Злоупотребление правом выглядит как реализация законных прав таким образом, что составляющие ее действия внешне не выходят за пределы дозволенного поведения при условии их рассмотрения в отрыве от цели их осуществления[6]. Таким образом, следует признать, что какие бы формы и объяснение ни имело злоупотребление родительскими правами, в любом случае оно представляет собой нарушение прав и законных интересов не только другого родителя, но и самого ребенка, находящегося в зависимом от него положении. Для большинства злоупотребляющих правом родителей интерес ребенка является лишь формальным основанием для конкретных действий, в то время как истинная цель – нарушение интересов второго родителя и фактическое ограничение его родительских прав. Подобное злоупотребление родительскими правами носит не разовый характер, а выражается в целом ряде поступков и действий родителя.

В качестве критериев квалификации поведения родителя как злоупотребления родительскими правами можно назвать вину (умышленную форму), противоправность, использование прав в противоречии с интересами детей, а также нанесение вреда либо создание угрозы его причинения. Как показывает опыт адвокатской деятельности, наибольшая сложность связана именно с установлением противоправности деяния, формально соответствующего осуществлению права. Вместе с тем для рассмотрения института лишения родительских прав как меры семейно-правовой ответственности родителя за неисполнение решения суда о воспитании ребенка злоупотребление родительскими правами должно быть выражено в фактически полной изоляции родителя из жизни ребенка против воли ребенка и самого родителя в нарушение ст. 54, 55 Семейного кодекса РФ; сокрытие места нахождения ребенка одним из родителей должно происходить не только от второго родителя, но и от представителей органов государственной власти и (или) выражаться в фактическом лишении его постоянного места жительства.

Приведенные в качестве примеров случаи недобросовестного исполнения родителем своих обязанностей и злоупотребления правами при условии непосредственного пребывания вместе с ребенком позволяют говорить о том, что родитель не руководствуется его интересами и не считается с его правами при совершении действий, напрямую влияющих на его жизнь. В связи с этим его поведение можно рассматривать как опасное для ребенка с диспозиции ст. 69 Семейного кодекса РФ, которое при дальнейшем его разлучении с другим родителем вопреки установленным судом интересам ребенка при принятии решения по спору о его воспитании может оказать негативное влияние на его дальнейшее психологическое состояние.

 

[1]См. напр. Апелляционное определение Белгородского областного суда от 5 июля 2016 г. по делу № 33-3180/2016,  решение Головинского районного суда г. Москвы от 23 марта 2012 г. по делу № 2-942/12, решение Чертановского районного суда г. Москвы от 18 декабря 2014 г. по делу № 2-5420/2014, решение Никулинского районного суда г. Москвы от 02 декабря 2016 г. по делу № 02-6137/2016, решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2016 г.по делу № 02-7499/2016,  решение Измайловского районного суда г. Москвы от 22 января 2019 г. по делу № 2-151/19.

[2]Дергунова В.А. Теория и практика разрешения споров родителей о детях в суде: опыт адвокатской деятельности: Дис.  канд. юрид. наук : 12.00.11. Москва, 2018. 283 c.

[3] Дурново Н. А. Злоупотребление правом как особый вид правового поведения (теоретико-правовой анализ): Дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2006. С. 90.

[4] Малиновский А. А. Злоупотребление правом. М.: МЗ-Пресс, 2002. С. 78.

[5] Лексическое значение этого слова указывает на ряд признаков: оно предполагается активным поведением лица; данный вид поведения должен наносить какой-либо ущерб другим лицам либо обществу в целом; ущерб наносится посредством использования «хороших способов», изначально не предназначенных для осуществления действий, которые могут нанести вред (Ибрагимова М. В. Злоупотребление субъективным гражданским правом (понятие, сущность, виды и последствия): Дис. … канд. юрид. наук. Рязань, 2005. 161 с.). В словаре русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой глагол «злоупотребить» определяется, кроме всего прочего, как «употребить во зло, незаконно или недобросовестно», например, злоупотребить властью, злоупотребить доверием. Авторы определяют «злоупотребление» как «поступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей» (Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Словарь русского языка. 4-е изд., доп.  М.: Азбуковник, 1999).

[6] Ковалева Н. А. Злоупотребление правом по гражданскому законодательству РФ: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 103–104.

Адвокат Виктория Дергунова © 2020 / Все права защищены.